Умереть, чтобы вернуться…
ficbook.net/readfic/538950

Автор: МЕРЗКИЙ ДРОУ (это Я!!!)
Фэндом:
Начало / Inception
Персонажи:
Имс/Артур, остальная команда, намек на Артур/Ариадна
Рейтинг:
NC-17 / R
Жанры:
Слэш (яой), Hurt/comfort
Предупреждения:
Нецензурная лексика, ООС
Размер:
мини / миди / макси (сам еще не знаю)
Описание:
Его мир рушился...
Мир созданный им и для него. Мир где все было подчинено его правилам, где все вращалось вокруг него...
Посвящение:

Собственно, Оленю, Хель и Шизе, которые меня подвигли пересмотреть фильм и упороли в комментах...
Большое спасибо, теперь Дров умрет от разрыва своего шаблона... Ведь не хотел публиковаться...
~
Дров хочет сказать спасибо ребятам из ДОБРа, вы такие хорошие, особенно, когда спите. ))) Отдельная "спасиба" командиру Дзиру-сама, ты делаешь меня счастливым своей долбанутостью.

Публикация на других ресурсах:
Да берите, только предупреждение оставьте... Или пожалеете о собственном рождении!
Примечания автора:

Первое произведение по этому фэндому. Вообще первый годный весчь. Строго не смотреть, но тапки кидать и обосновывать.
Дров извиняется заранее, но постельные сцены писать не умею. Но постараюсь научиться. ^___^
Да простят меня Олень и Хель, а так же их альтер-эго. Я только попользуюсь и положу на место…
~
Я предупреждал, что ДОЛГО буду писать. )))
~
Т.к. автор - полный придурок, и не успел скачать фильм, то вынужден опираться на мнение авторитетных товарищей.
Олень и Хель, а так же их альтер-эго, спасибо за вашу критику, пинки и тапки. Ценю вашу помощь. Вы практически мои соавторы.
~
Всем комментирующим и критикующим выражаю огромнейшую благодарность, ваши пудовые тапки для меня бесценны.
~
И снова Дров замыслил написать в этой графе какой он идиот, таки знайте: Дров - ленивая задница!
_________________________________________________________________________________________________________________________________________________
1

Его мир рушился...
Мир, созданный им и для него. Мир, где все было подчиненоего правилам, где все вращалось вокруг него...Он так долго строил свое счастье...
Строил, продумывал, населял, любовно возводил и восхищался своим творением. Он слишком долго работал и здесь отдыхал и расслаблялся, если не телом, то душой, позволяя маскам, намертво прилипшим к лицу, как лепесткам сакуры опадать с кожи. Пусть это место и было похоже на Лимб или и было Лимбом, здесь все было как хотел он, здесь он был Царем и Богом...
Мир рушился неумолимо и безвозвратно. Рассыпались в пыль здания, пересыхали фонтаны и каналы, взрывались автомобили и дороги, и даже воздух будто пропитывался жгучим, словно лава, ядом.
Артур сопротивлялся. Напрягал все свои силы, чтоб сохранить в неизменности свои мечты, в которых он жил. Боролся за каждую пядь исчезающей в первозданном Хаосе земли.
Артур оплакивал этот мир, было горько сознавать, что столько усилий пропадает втуне, стремительно испаряется как ледышка в жерле вулкана.
И все же он не мог понять, кто или что послужило причиной для всего происходящего. Трещина на дороге, где он стоял, подползла ближе к ногам, и Артуру показалось, что он заглянул в лицо своей смерти. В этом месте был последний рубеж, за которым процесс распада будет уже неостановим, и ему придется оставить свой мир навсегда.
Проекции бестолково метались вокруг, сбивая друг друга с ног, не осознавая, что обречены погибнуть вместе с этим миром.
Кто-то в светлом мятом пиджаке схватил Артура за руку и потащил вглубь района. Информатор не сопротивлялся. Зачем? Ведь с исчезновением этого мира он просто проснетсяОн не видел лица человека, держащего его руку, не представлял кто этот человек, но на душе стало тепло и спокойно, как не было еще никогда. И Артур в первый раз в жизни позволил себе рискнуть по-настоящему, позволил себе довериться кому-то без каких-либо гарантий.

 

***

Люди, с которыми он работал, часто смеялись над его параноидальным стремлением обезопасить себя в общении. Говорили, что он слишком упакованный, слишком замкнутый, слишком застегнутый на все пуговицы, слишком холодный, слишком аристократ… Был единственный человек, который не считал его своеобразной версией сосульки, который видел его насквозь и, наверно, принимал Артура таким, какой он есть, со всеми недостатками и закидонами.

Этим человеком был Имс.
Вор-имитатор, трепло и человек слова, гребаный ходячий парадокс, любящий над всем и всеми подшучивать придурок, доводящий до белого каления своими подколками ублюдок… и очень ранимый и добрый где-то глубоко внутри, надо только докопаться до дна и хорошо присмотреться. Он единственный, от кого у Артура не было защиты. Потому он на приколы со стороны Имса часто реагировал необычно и сам признавал это.
Это было странно - не иметь возможности как следует ответить на подковырку, не ответить достойно, хоть и в собственных глазах, на удар в словесной баталииА ведь Артур никогда за словом в карман не лез. Но при взгляде на Имса язык как будто отнимался, мысли спутывались в клубок ядовитых кусачих змей и координатор лепетал какую-то муру, удивляясь самому себе.
Все, что говорил вор по поводу информатора, было обидно. Это заставляло злиться и ненавидеть, заставляло рваться в бой, но как только аристократ получал такую возможность, Имс либо скрывался в неизвестном направлении, либо переходил в наступление, не дав Артуру собраться с силами и вякнуть что-нибудь в свою защиту И Артур затыкался.
Молча выслушивал подначки с непристойными предложениями, делая вид, что не понимает или презрительно смотря на вора. Надменно огрызался и кривил страшные рожи, но душу все равно жгла обида, заставляющая волноваться, ведь он редко терял контроль над своим поведением и ситуацией. Имитатор одним своим присутствием уничтожал все это, переключал внимание координатора только на себя, и тому было трудно сосредоточится на чем бы то ни было. А потому он скрывался здесь, в этом мире, и часами пролеживал в парке под ясенем в попытке обрести внутренний покой, обдумывал, медитировал и иногда, очень редко, ревел от бессилия изменить эту патовую ситуацию, повернуть ее в свою пользу.
Незнакомец шумно и тяжело дышал, но с упорством параноика продолжал бежать вперед и тянуть информатора за собой. Они свернули в темный переулок, заканчивающийся тупиком и аркой сбоку, расположенной так, что ее не было видно. Арка вела во двор, откуда можно было попасть на площадку между офисными зданиями, где был грандиозный фонтан.
- Куда мы бежим? – спросил аристократ для приличия, но ответа так и не получил.
Пришлось затормозить и попытаться вырвать руку из захвата, что привело только к остановке, но не прояснило ровным счетом ничего.
Неизвестный зарычал, буркнув что-то непонятное, и повернулся лицом к информатору, раскрывая себя. И хотя было маловато света, Артур, прищурив глаза, узнал его:
- Имс?..
В первое мгновение Артуру показалось, что это иллюзия, мираж, проекция подсознания, ведь вор должен находиться в другой части света, в Момбасе Но это и вправду был Имс. Он выглядел усталым, измотанным, кожа была серой, под глазами залегли тени и ярче проступили складки между бровей и у губ. В общем, выглядел вор откровенно хреново. И Артур не мог понять, почему.
- Что ты тут?.. – начал информатор.
- Чертов придурок! – заорал Имс. – Ты умираешь, идиота кусок! Умираешь в реальности, долбаный кретин, блядь! Какого хуя ты позволил накачать себя этой дрянью?! Она убивает тебя!.. Ты здесь находишься сколько? Месяц, год, десятилетие?.. И это только на этом уровне, приближенном к Лимбу!.. В реальности ты в коме валяешься уже шестнадцать дней, дебил херов!..
Воздух в легких вора закончился, и он от избытка чувств прижал опешившего Артура к себе со всей силы. Закашлялся. Потерся щекой о пиджак информатора, словно не смел поверить в то, что держит Артура в объятиях.
- Я так соскучился по тебе, - прошептал шатен едва слышно, – ты испугал меня, ты, чертов гребаный аристократ, нас всех напугал до нервной икоты. Мы все так долго тебя искали! Всей командой заперлись в твои сны и Сайто опять ранен, а Ариадна блуждает в лабиринте уровнем выше, - Имс еще плотнее прижался к Артуру, – я нашел тебя и теперь ты должен, вот просто обязан вернуться со мной Артур, пожалуйста, пойдем со мной Я… я… чуть не потерял тебя… - в этот момент имитатор походил на умалишенного, прерывисто шептал, переходя на бормотание, запинался, сбивался с одного на другое.Брюнет почувствовал как промокает одежда на плече, в которое уткнулся лицом вор.
- Имс…
- Нет! – имитатор положил пальцы правой руки на его губы, отстранившись. – Молчи
Заглянув в светлые глаза Имса, Артур увидел такую бурю эмоций, что у него не получилось определить их все. Мокрые дорожки на щеках выглядели дико и нереально, распухший и покрасневший нос тоже не добавлял уверенности в собственной вменяемости, лицо вора напоминало маску горя, и Артур испугался.Вор смотрел прямо и открыто, видя тени удивления и испуга на белом лице информатора, губы дрожали. Его расширенные зрачки говорили о шоковом состоянии. Мелкая дрожь сотрясала тонкое стройное тело.
Не выдержав этого зрелища, Имс припал губами к мягким губам информатора. Вздохнул и лизнул кончиком языка ямку на нижней губе своего визави, превращая целомудренный поцелуй в нечто большее. Лаская губами губы напротив, он зарылся руками в идеально прилизанную прическу, разрушая ее. Имс попытался углубить поцелуй когда информатор пораженно вздохнул, но брюнет начал вырываться из крепкого захвата. Удары в солнечное сплетение и пах слились в один взрыв боли, неожиданно остро разошедшейся по телу, и вор отпустил своего аристократа.
Артур отскочил как можно дальше от шатена и вытер губы тыльной стороной ладони.
- Не смей ко мне прикасаться! – воскликнул он, переводя сбившееся дыхание. – Только не ты! Гад, зараза неотесанная! – и продолжил более ровным и нейтральным голосом. – Что это на вас нашло, мистер Имс?
Артур старался быстрее прийти в себя и потому перешел к официозу, это помогало собраться и выстраивало границу, создавало ощущение дистанции.Вор протянул руку к аристократу, чтоб дотронутся до щеки, но Артур отшатнулся и прижался к стене переулка спиной, не обращая внимания на то, что черный пиджак пачкается о беленую поверхность. Рука Имса повисела в воздухе несколько секунд и упала от бессилия. Шатен прикрыл глаза, в попытке успокоиться и не наброситься на это презрительное чудо, такое трогательное и сексуальное… Мысли имитатора переключились мгновенно на запретные мечты, он заставил себя справиться с возбуждением и не трахнуть дерзкого строптивца прямо здесь, в грязной подворотне. Эти припухлые розоватые губы и пронзительные глаза цвета черного кофе, прилизанные волосы и стройное тело сводили его с ума уже давно, но Имс держал себя в руках. Теперь же испуг и облегчение слились в такую гремучую смесь, что вор на какое-то время забыл о контроле и позволил случиться этому поцелую, и если бы его Пупсик не начал вырываться, ему совсем бы сорвало крышу.
- Артур, ты же не дурак. Шевельни извилинами, думай. Я… - слова вдруг закончились и Имс уставился на свое сокровище, стараясь зрительным контактом объяснить все. Но Арти продолжал недоуменно хлопать ресницами. – Я… Это просто облегчение!
И улыбнулся нервно и неискренне, радуясь, что хоть такое оправдание для своего поведения смог придумать. Артур нахмурился, не поверив ни слову, но утвердительно кивнул, решив для себя, что поступит как Скарлет О’Хара, то есть подумает об этом завтра… или когда найдется свободная минутка.
- И что теперь?
- Пупсик, нам надо прыгнуть с того здания, - крепкая и сильная рука указала на очень высокий небоскреб, возвышающийся так, что его было видно из переулка, - чтоб оказаться на том уровне где бродит Ариадна. Ну у тебя и устройство мозгов! Честно, мы запутались и чуть не пропали. Блядь, Арти, я не могу поверить, что ты один все это создал!
- Но у меня было несколько подуровней. Что-то вроде лестничных площадок между этажами, они должны действовать на манер сейфов с принципом «всех впускать, никого не выпускать». - Сайто взял с собой нескольких человек, они тоже бегают от твоих проекций. Да и еще Юсуфа с нами нет.
- Почему? – нервно спросил Артур.
- Переломы долго лечатся. С ними тяжело ходить и что-то делать вообще, а уж когда он в больнице и у его кровати постоянно кто-нибудь трется, его сложно подключить к аппаратуре. И я запретил его брать с собой.
- Ты сломал Юсуфу руки и ноги? Ты - больной придурок! Зачем?
- Месть. А теперь пошли, обмен любезностями закончен. Нам еще нужно пройти на крышу, а времени осталось не так много.

2

Чем выше они поднимались на небоскреб, тем больше проекции задевали Имса. Они начали еще на подходе к зданию и теперь пытались его ударить. Чтоб не угробить вора раньше времени, Артуру пришлось взять его за руку, иначе его охрана уже попробовала бы убить шатена. Информатор чувствовал себя в ловушке, но уверенная рука, сжимавшая его ладонь, не давала ему впасть в панику с головой и тянула вперед все быстрее.
Имс понимал, что защиты аристократа надолго не хватит и торопился на крышу, на более высоком уровне должно было стать легче хотя бы даже потому, что мишеней станет больше. У них оставалось несколько часов, прежде чем воронка этого пространства затянет их в Лимб навсегда, окончательно и бесповоротно, без права выбраться оттуда.
В какой-то момент имитатор подумал, что времени на пообжиматься у них хватит, и теперь эта мысль не выходила у него из головы. Он боролся с ней на протяжении семнадцати этажей, но под самой крышей эта идея завладела им полностью.
А тем временем они выбрались на крышу.
Вор почувствовал относительную безопасность от проекций и потянул жадные руки к телу аристократа. Схватив Артура за плечи и впечатав в стену надстройки выхода, он припал губами к бледной шее, оставляя засос.
- Нет! Не хочу! Не на-аадо! – просил информатор, но не был услышан. – Остановиииииись… Имссс… Ахххх… Прекрат-тииии…
Хоть брюнет и говорил «нет», но стонал и наслаждался так откровенно и искренне, что вор не мог оторваться от восхитительной кожи. Запах, исходящий от желанного тела, кружил голову. Руки жили своей жизнью и изучали будущий плацдарм действий.
- Хочу… хочу тебя… - сладко пробормотал Имс куда-то в волосы своего аристократа, заставляя его дрожать. Целуя чувствительное место за очаровательным ушком.
Артур постарался вырваться, но нельзя отобрать у вора то, что он посчитал своим, особенно если он сильнее физически. И потому координатор едва не зашипел от боли, когда Имс схватил его за запястья с намерением удержать. Руки сдавили тиски сильных пальцев, будто сделанных из прочнейшей стали. Но как только брюнет расслабился, его отпустили, а тонкие руки обвили имитаторскую шею и погладили плечи, срывая крышу покруче любой травы
Возбуждение накатывало волной, не давало дышать и мешало думать о чем-то еще кроме столь отзывчивого тела напротив, и шатен, послав все к черту в задницу, позволил себе сорваться в пропасть и ослабить железный, тоталитарный контроль над собой. В отличие от Артура, который от рождения был сдержан с окружающими его людьми, имитатор был любвеобилен, иногда даже сверх всякой меры, и ему приходилось держать себя в жестких, четко очерченных рамках. А уж затащить в постель это, презрительно глядящее на него, надменное чудо стало для вора настоящей Идеей Фикс.
Идея, как говаривал Кобб, самое живучее на свете явление, и если уж она поселилась в твоем мозгу, то пока не осуществиться, никуда ты от нее не денешься.
Стянув с Артура дорогущий темно-синий галстук в мелкие-мелкие белесые крапинки, отливающие серебром, он расстегнул пару верхних пуговиц на рубашке и впился в тонкую ключицу, лаская нежную кожу языком. Пока Имс ласкал ключицы и шею информатора, его руки обвязывали запястья брюнета его же галстуком. Подняв скованные конечности за болтающийся конец галстука над головой, вор прижал руки Артура к стене и поцеловал его в губы, постепенно углубляя проникновение языка в чужой рот.
Артура била крупная и сильная дрожь, словно через его тело пропустили сотню-другую вольт, и он не мог разобрать, чем она вызвана - то ли страхом, то ли возбуждением. Ему льстило и нравилось то, что Имс таким образом реагирует на него, но это же и пугало. Мало ли… Он понимал, что сам частенько нарывался на нечто подобное со стороны вора, например, парой сказанных не вовремя или невпопад слов или некоторыми действиями на грани приличия, но абсолютно не сдерживал себя. Ему это и не было нужно, отстраненность в отношении к другим была его визиткой, и даже вошла в поговорку среди знакомых, он и так всегда был как на приеме у английской Королевы, и казалось, что вор немного опасается прикасаться к нему. Но Имс - другое дело, он ни разу не позволил себе лишнего за эти его выходки, но Артур замечал иногда довольно пошлые взгляды со стороны вора, и информатора восхищала выдержка и стойкость этого человека.
- Блядь… какой же ты сладкий… - страстно прошептал шатен, понизив голос до басовитого мурлыкания.
- По-ожалуйстаааа… - простонал координатор, и сам уже не зная, о чем просит, так сильно волна возбуждения ударила по его разуму.
Артур тонул в ощущениях, но продолжал анализировать ситуацию, хотя мозг работал с перебоями, как бастующий завод. Было что-то неправильное в том, что он настолько сильно возбудился от прикосновений Имса, но достаточно приятно их чувствовать, что бы не слишком обращать внимание на нормы морали Это было неправильно, не должно было происходить здесь. Информатор не был против отношений с вором, все-таки Артур жил не на необитаемом острове, но они должны были стать серьезным шагом в жизни столь ветреного человека как Имс, чтобы аристократ мог себе их позволить Если это произойдет, координатор хотел быть уверенным, что шатен не оставит его, наигравшись. И потому ему хотелось убежать, спрятаться, но прервать нежные и напористые прикосновения было выше его сил, и Артур постепенно переставал сопротивляться.
Имсу не хотелось, чтобы его сокровище запомнило их первый раз таким, и потому планировал только ласки. Хотя самому вору просто нестерпимо хотелось пойти дальше этого рубежа, но не здесь и не сейчас. Его Пупсик, его презрительное чудо не потерпит и не простит такого никому. Все что происходит, будет только авансом, первым кирпичиком в фундаменте их отношений, первым взносом на счет, и, помня об этом, имитатор из последних сил держал контроль и не позволял себе уплыть на волне безумной страсти, абсолютно не представляя, однако, что потом будет делать с возбуждением - как своим, так и артуровым Ведь брюнет был нужен ему в относительно вменяемом состоянии и пригодным для самостоятельного передвижения.
Через силу оторвавшись от своего занятия, Имс решил, что хорошенького помаленьку и отпустил своего Пупсика. Тот сполз по стене вниз, тяжело дыша и затуманено взирая на вора.
- Что… гха… случилось?..
- Потом продолжим… Кхм… Пора… - ответил шатен, тоже пытаясь отдышаться, развязывая руки аристократа и поднимая на ноги, повертев его как куклу и отряхнув.
Имитатор потянул свое еле стоящее сокровище к краю крыши, и сам неловко переваливаясь на ногах. Все-таки не надо было начинать ласки. Из-за возбуждения они теперь оба неуклюжие как только родившиеся котята, но уж больно хотелось и Имс пообещал самому себе, что как только они выберутся из этой передряги, то продолжат, что бы ни мешало им в этом начинании.
Подковыляв по-утиному к краю, они синхронно заглянули в отвесную пропасть под небоскребом.
Артур сглотнул. Было немного страшно падать с такой высоты. Он крепче сжал ладонь вора, непроизвольно ища поддержки. Получив ответное пожатие, аристократ зажмурился и прыгнул, утягивая за собой Имса.

3

Они летели к земле, с каждым мгновением набирая все большую скорость. Страх сковал тело и мысли, и единственное желание, которое испытывал Артур, было вцепиться в вора, чтоб было не так невыносимо жутко. Имитатор, чувствуя нервозность такого близкого сейчас аристократа, притянул его в свои объятья и успокаивающе провел по волосам. Хотелось спрятать координатора в ладонях и оберегать до конца вечности. Для него самого оставалось загадкой, как в нем сочетались отчаянная, щемящая нежность и необузданная, безрассудная похоть к этому чопорному засранцу.
Артур был как самый сложный и заковыристый замок, который Имс пытается взломать уже давно, и никак не может, а чувство опасности верещит благим матом, что пора сматываться. Если бы его попросили дать аристократу определение в нескольких словах, это были бы: человек-загадка, раздражающе закрытый и бесстрастный придурок, плюющий с высокой колокольни на мнение окружающих, если оно не касается дела, и невероятно, просто сверхъестественно ответственный. О, шатен мог часами разглагольствовать о достоинствах аристократа и чувствах что они вызывали в нем.
Что вору особенно нравилось в этом ходячем морозильнике, так это его чувство юмора, предметом которого он и сам частенько бывал. Имитатору нравилось доводить Арти до белого каления подколками, после чего следовал поток острот вперемешку с руганью, что ласкала его слух. Это было чистое и незамутненное удовольствие. В такие моменты Имс и сам заводился, и в перепалку бывали втянуты другие люди, но все-таки интереснее было, когда прочие не вмешивались. Тогда все внимание доставалось Артуру, а Имс млел от злобного и колючего взгляда темных глаз, направленного на него.
Информатор понимал, что ведет себя довольно эгоистично, то отпихивая вора куда подальше от себя, то чуть не вешаясь к нему на шею, но абсолютно не переживал по этому поводу. (п/а: бля, а если Имс сорвется и оттрахает этого идиота? Он об этом, видимо, не подумал… ^___^) В какой-то степени ему нравилось их маленькая идиллия.
А земля была все ближе…
Удара ни один из них не почувствовал.

***

Боль.
Нет, это была БОЛЬ! Первое чувство, выдернувшее из вязкого темного забытья.
Обжигающе-яркая и невыносимо-гулкая.
Она клубилась в теле как дым пожара, не давая сосредоточиться на хоть какой-то мысли. Она была настолько сильной, что не получалось вспомнить даже собственное имя.
Единственное что удалось осознать – рядом кто-то есть, и этот кто-то жив и страдает не меньше. Хотелось помочь неизвестному человеку, но…
Все снова начала затягивать предобморочная затхлая серость.

***

В следующий раз он пришел в себя, лежа на чистых накрахмаленных простынях с мягкой подушкой под гудящей головой и под теплым, уютным одеялом.
Боль все еще гуляла по телу, но уже не была такой непереносимой. Стоило попробовать открыть глаза и осмотреться. Подняв тяжелые веки и обведя мутным взором светлую круглую комнату, он не смог определить, где находится. Высокий потолок с купольным строением поддерживающих перекрытий, узкие стрельчатые окна с витражными стеклами, на которых изображены сцены из мифов, стены сложенные из грубо обработанных серых камней. Инкрустированная деревянная мебель из темных пород странно сочеталась со светлыми драпировками пастельных тонов. Было очень похоже на комнату в башне какого-то замка.
Память немного шалила, подкидывая образы, но не давая понять, что они означают. Он помнил молодого, красивого, аристократической наружности мужчину, который то презрительно кривил губы, то крепко к нему прижимался Помнил взгляд темных глаз, пропитанный раздражением и злобой, тут же сменяемой туманом наслаждения и возбуждения. Кто этот человек, он не представлял, но понять, что неизвестный сноб очень важен для него, был в состоянии.
Он закрыл глаза.
Прошло не менее пары часов, прежде чем кто-то зашел в комнату, за которые он в подробностях вспоминал все что мог, но имена и события полностью перепутались в голове.
Вошедший подошел к нему и положил прохладную узкую ладонь на горячий лоб и вздохнул, будто даже разочарованно.
Наверное, нужно сообщить о своем состоянии, это может прояснить ряд вопросов, - подумал он.
Ресницы неуверенно дрогнули и глаза, наконец, открылись.
Над ним стоял человек из сна: смоляные прилизанные волосы, колкий как лед взгляд темных глаз, безупречно сидящий костюм. Человек облегченно моргнул и выражение лица стало надменно-саркастичным.
- О, мистер Имс почтил меня своим присутствием в этом долбанутейшем из миров! – пропел мужчина и вопросительно глянул на него.
- Кто?
Он был немного выбит из колеи, невозможность распределить информацию в голове по полочкам – ставила в тупик. И это нехило напрягало.
- Так. Что значит «кто»? Ты не помнишь как тебя зовут?
- Нет. А как?
- Имс, кончай придуриваться. Это, блядь, не смешно.
- А я разве смеюсь? – разговор начинал походить на беседу двух психов.
- Хмм. Тоже верно. О, теперь это полный пиздец! Ну и ситуация… - дальше человек будто говорил с самим собой. – Мало мне было бессознательного тела, так теперь оно еще и не помнит кто оно. Блядь! Гребаный Ад!
- Может, ты ответишь на мои вопросы и расскажешь, что происходит? – немного робко попросил тот, кого назвали Имсом.
Его проигнорировали. Мужчина продолжал в голос материться, перемежая поток брани непонятными репликами.
- Эй! – через десяток минут ему надоело слушать. – Может, ты уже обратишь на меня внимание? Я все еще хочу знать, что происходит.
Недоуменный взгляд стал ответом.
- А, да… Тебя зовут Имс, и ты – вор-имитатор…
Следующие несколько часов ушли на то, чтобы разобраться, что к чему.
Странно знакомого человека звали Артур, он поведал о той части его жизни, что знал, и взаимоотношениях с другими людьми
Имс слушал, задавал вопросы и иногда млел от резких переходов на брань со стороны брюнета. Этот человек, такой замкнутый и неприступный, раскрывался перед ним, как чашечка цветка раскрывается под первыми лучами солнца, оставаясь при этом сплошной тайной. Но самое поразительное было в том, что красота мраморной статуи сочеталась в нем с характером, подобным вулкану. Наверное, стоило ненадолго лишиться памяти, чтоб понять это. А еще Имс заметил странное шевеление в груди, когда смотрел на координатора или слышал его голос, это было непонятно, но не причиняло неудобств и дискомфорта. Все это стоило хорошенько обдумать

***

- Где мы, кстати, находимся?
- На подуровне моего сна. Они действуют как ловушки. Принцип «всех впускать, никого не выпускать». Выйти могу только я и те, кто со мной. Нужно найти правильную дверь, и пройти через нее. Таких ловушек три, они находятся между уровнями, не влияют на время проведенное в уровнях. Мы можем находиться здесь пару столетий, а потом прыгнуть на уровень выше или ниже, как будто ничего и не было. Я создал их, но даже не понимаю, как они действуют. Просто захотел и использовал для их создания детские воспоминания и мечты. Наверно, Кобб мог бы объяснить - как это все действует, но его здесь нет.
- Понятно, – хотя ничего не было понятно, ответил вор. - Теперь нам надо найти дверь на более высокий уровень и забрать остальных.
- Мы могли бы немного передохнуть, а потом продолжить… - как-то неуверенно сказал Артур, будто ожидая чего-то.
- Нет. Я хочу вернуться в реальность как можно скорее.
Имс стоял лицом к окну, и потому не видел гримасы разочарования на высокомерном лице, но услышал вздох сожаления, заставивший обернуться. Гримаса уже пропала, но взгляд был такой обиженный, как у ребенка, которого заставили есть не любимую кашу.
- Артур? Что-то не так?
- Нет. Ничего. Я думал… - казалось, аристократ боится о чем-то напомнить, но при этом ждал этого чего-то. – Нет. Все нормально. Забудь.
Вор помнил о том, что было на крыше, но решил, что сейчас не стоит давить своими чувствами на координатора. Они еще наверстают, он был уверен в этом. Но судьба готовила им самое сложное и тяжкое испытание. Испытание доверием.

4
Помещения, в которых они провели несколько дней, находились в башне старого замка. Чтобы попасть к заветной двери им нужно будет пройти его насквозь, попасть в самое дальнее подземелье.
- Почему башня? – спроси Имс, удивленный выбором комнат.
- Это было самое безопасное место. То, что это подуровень, не избавляет его от проекций, просто здесь они странные, - пожал плечами координатор. – В отличие от сна, подуровни четко подчиняются основной идее. Например: здесь я воплотил детскую мечту о волшебстве. Волшебный замок с разной мистической живностью и магами, все они проекции. Но их поведение меняется своеобразно, некоторые тебя не увидят, другие проигнорируют, третьи активно постараются нас разделить, кое-кто будет помогать… Это необычно выглядит со стороны. И еще, здесь я могу чем-то управлять, более полно влиять на события.
- А ты, смотрю, много с этим играл.
Аристократ смутился, и постарался замаскировать это сарказмом:
- Можно подумать, «великий» мистер Имс, вы не имеете своих игрушек, и всегда серьезны как английский Лорд.
Дальше шли в тишине. Вору не хотелось сейчас выводить Арти из себя, сказывалась усталость. До встречи с информатором он шел только вперед, не останавливаясь на передышки. В данный момент ему казалось, что стоило принять предложение об отдыхе. Или посоветовать самому перед прыжком на уровень. Да, так он и поступит.
Пройдя до более обитаемых помещений, где столкнулись с группой магов в расшитых золотыми звездами балахонах, с которыми пришлось долго и многословно расшаркиваться, они прибавили шагу. Подуровень подуровнем, а застрять в замке еще на неопределенный срок не входило в их планы. К счастью, десяток волшебников был единственным препятствием.

***

Проход из мечты в реальность сна больше напоминал дверь в кладовку, причем ужасно старую и скрипучую. Решительно настроенный Артур уже взялся одной рукой за ручку, а другой подцепил имитатора за локоть, и Имс уже открыл рот, чтоб озвучить предложение об отдыхе, но не успев ничего сказать, промолчал
Маленькая щелка между дверью и косяком втянула, всосала их в себя, воздух в легких застрял, мир закружился перед глазами разноцветным свихнувшимся калейдоскопом. Неприятное чувство купания в сиропе окутывало тела, но если координатор как владелец этого безобразия испытывал лишь легкий дискомфорт, то вор ощущал все прелести, которые могли достаться не очень ожидаемым гостям. Ко всему прочему, вся эта круговерть из абстрактных пятен психоделических оттенков, имела назойливый противный звон, напоминающий комариный писк на ухо ночью. Чтобы как-то спастись от действующего на нервы шума и многоцветия, имитатор зажмурился и закрыл уши ладонями.
- Артур, как долго еще? – с огромным трудом он вытолкнул из себя слова, немного отодвигая руки от головы, чтоб услышать ответ.
- Еще немного.
Говорить в этом месте было трудно даже его создателю, не говоря уж о его спутнике.
Звон нарастал, становился громче, принимал звучание реактивного двигателя, когда стоишь рядом. Цвета, вокруг едва успокоившись, снова принялись танцевать шаманский танец, этими всплесками разрывая мозг на множество серых тряпочек и ошметков.
Имс взвыл пароходной сиреной от противного звука. Артур же прижался к вору и начал всхлипывать. Все вокруг казалось им нестерпимой пыткой, и даже воздух стал ядовитым, наполнился подобием серной кислоты. Они вцепились друг в друга на последних крохах сознания, закрывая уши руками, зажмуривая до боли глаза, затаивая дыхание.
Прежде чем потерять сознание, когда их выплюнуло на уровень, каждый из них подумал, что это очень похоже на взрыв звезды, после которого рождаются галактики…

***

Симпатичная девушка в легкомысленных джинсиках, тунике и коричневой кожаной куртке тяжело дыша затравленно оглядывалась вокруг. Странный лабиринт, кажется, не имел ни выхода, ни входа. Люди, с которыми она пробралась в этот странный лабиринт, пропали где-то в его переплетениях, и ей предстояло их отыскать. Она не помнила точно сколько уже бегает по этим металлическим коридорам, напоминающим трубы канализации. Иногда ей попадались ниши с комками разноцветных проводов-змей, перегородки и шлюзы. Один раз она набрела на странное большое помещение с приборами похожими на компьютеры и большим панорамным окном, в котором были видны миллиарды звезд. Вся обстановка вокруг просто кричала о том, что девушка находится на космическом корабле, как их показывают в сериалах для подростков, но этого не могло быть во сне. И сейчас она снова оказалась в главной рубке.
- Что ж это за место такое? – пробормотала она и немедленно пожалела об этом.
Все вокруг залил яркий красный свет тревоги, взвыла серена оповещения, забегали люди и странные создания в серой форме. Часть из формоносцев бросилась к приборам и панелям, часть занимала посты по всему залу.
Девушка не успела спрятаться и просто зажмурилась от страха.
Группа из десятка гуманоидов, вооруженных приборами, подозрительно напоминающими водяные ружья, окружила ее и провела к возвышению в центре зала.
На возвышении было прикреплено кресло с кнопками и экранами на подлокотниках. В кресле восседал человек, неуловимо напоминающий Артура, и раздавал приказы. От него веяло ледяной властностью и непоколебимой уверенностью в своих силах. Командир космического корабля, а это был именно он, мельком взглянул на Ариадну и что-то спросил. Она помотала головой и для пущей понятливости сказала:
- Я не понимаю.
Человек потер подбородок и снова обратился к ней на ломанном английском:
- Кто ты такое? – было видно, что он знает язык, но не часто им пользуется. – Моя видеть, что ты человек, но не знать откуда ты взяться.
- Я Ариадна. Я жду Артура. Я не причиню вреда. У меня нет оружия. Я не знаю, где нахожусь. Я не знаю, как сюда попала. – Она говорила короткими фразами, которые просто понять и перевести.
Пара существ из охраны вокруг застрекотала на своем, другие ответили на прочих языках. Командир поднял руку и все замолкли. К нему подошла женщина, что-то доложила в полголоса и встала в шаге за левым плечом, ожидая дальнейших поручений. Между собой люди на этом корабле переговаривались на какой-то дикой смеси земных языков и наречий, так что не составляло труда понять некоторые слова, но все вместе это звучало откровенной тарабарщиной.
Командир отдал несколько приказов, шестеро гуманоидов отделились от ее охраны и прошли в большой шлюз в дальнем конце зала. Охрана вернулась через пятнадцать минут, ведя под прицелами двоих людей в черном камуфляже. Ариадна сразу узнала их, это были ее телохранители из числа людей Сайто. Сам японец остался уровнем выше, раненый, но не особо сильно.

5.1
Ариадна никак не могла разобраться, где они находятся. Этого места не должно было быть, но оно было. Она даже подумала, что как-то вернулась в реальность, так как не могла управлять ничем, но это оказалось не так. Девушка даже проверила это с помощью шахматной фигурки, уронив ее; фигурка исправно зависала в падении, сообщая, что это все еще сон. Вокруг творилось что-то шизофреническое. Непонятное явление не выпускало их за пределы отведенной каюты. Сначала Ариадна решила, что это дело рук проекций, теперь, когда она попробовала изменить помещение, в котором они находились, и это не удалось вариантов у нее не осталось.
Постепенно страх и паника накатывали на нее, пришло понимание того, что они втроем застряли во сне Артура. Девушка готова была разрыдаться от бессилия. Здесь никто и ничто не зависело от нее…

***

Сознание медленно, но верно, возвращалось на свое законное место, наполняя тело болью, руки и ноги – тяжестью, а легкие сжимая недостатком кислорода.
Имс резко открыл глаза. Вокруг был солнечный день, воздух наполняли ароматы леса, щебетали неведомые пичуги, и где-то рядом шумела вода. Мир выглядел нетронутым цивилизацией. Это было странно, но хорошо.
Вор услышал сладкий вздох и приподнял голову. Артур мирно спал, используя самого Имса вместо постели, его руки обхватили имитатора в районе плеч, как подушку. Черные, всегда зализанные волосы растрепались, образуя ореол вокруг головы, красивые губы слегка причмокивали, будто что-то говоря. Сейчас информатор выглядел милым, как никогда. Он напоминал маленького ребенка, о котором хотелось заботиться.
Позволив аристократу поспать еще с полчаса, Имс легко чмокнул его в нос, чтобы разбудить. Им стоило выдвигаться дальше. Найти тех, кто остался на этом уровне и скорее улепетывать в реальность. Оставаться здесь дольше необходимого было опасно, и в первую очередь для Артура. Если через два дня по времени реальности Арти не проснется, вероятность летального исхода взлетит до 95,7%. На этом уровне все немного проще, но риск остается. Чтобы найти товарищей у них есть 288 дней здесь, и эта цифра будет падать от уровня к уровню.

***

- Мы обшарили уже все места, которые могли бы использоваться как укрытие. Они либо погибли, Кобб предупреждал, что при подобном раскладе - это все равно, что смерть, либо ушли выше. Артур, мы не можем оставаться здесь дольше. Завтра последний день. Ты хочешь умереть? Ты сдаешься вот так просто? А как же я? Как все остальные? Ты обрекаешь нас на верную гибель.
- Имс, прошу… - стон сомнения и боли.
- Пупсик, пожалуйста, подумай. Мы обязаны уйти. Мы три месяца их ищем, объехали больше полмира, но их нет, – вор легонько встряхивает за плечи аристократа, пытаясь вразумить его. – Никогда бы не подумал, что ты можешь быть таким…
Информатор пристыжено опустил голову и засопел от обиды. Как оказалось, нужно совсем немного времени, сложных обстоятельств и ласки, чтобы даже такой космически холодный человек как он раскрылся. Он по прежнему был (холоден?) с окружающими, но позволил Имсу немного больше в отношении себя. Они стали ближе, да и как это могло не произойти, если спать иногда приходилось чуть не друг на друге.

@музыка: Что нибудь лиричное и грустное из Рока, например: Three Days Grace - World So Cold (Piano)

@настроение: суицидально-пофигистичное, скатывающееся в сопливый романтизм

@темы: мой фанфик, исепшен